«Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь...»

НАШ РОД

КНИГА ПАМЯТИ

naschrod.nsknet.ru


«Все, что помню…»

Какая разница где ты родился, в большом городе или маленьком местечке. Важно, как ты прожил свою жизнь, какую память о себе оставил.
Моя родина – Теплик, маленькое еврейское местечко к юго-востоку от Винницы. Мои родители – мама Рива Постолов и папа Пиня Таратута встретились в годы Первой Мировой войны. Оба они из многодетных и, видимо поэтому, малообеспеченных семей. В семье мамы было четверо детей: Лейб, Миша, Рива (сама мама) и Маля. Семья папы была еще более многочисленна: 14 детей, 5 из которых умерли в младенческом возрасте. Выжили девять: Мойша, Пиня (сам папа), Йосиф, Исрул, Яша, Нухим, Абраша и сестры Боба и Эстер. Отец мамы – мой любимый дедушка Липа – самоучка, обладавший незаурядным природным умом, «ходячая энциклопедия», для которого университетами стала сама жизнь.
Я в семье был вторым ребенком, после старшей сестры Бети. Когда я спросил «Почему я родился?», мама полушутя ответила: «Твое счастье, что у меня не было денег на аборт». Мое «босоногое» детство началось в деревне Стражгород в 5 км. от Теплика, где работал папа. В период коллективизации он вступил в СОЗ (совместная обработка земли). У нас была лошадь Шутка, на которой в возрасте 6 лет я научился кататься.
В 1931 году я стал учеником еврейской школы, и, по окончанию первого класса, за отличную успеваемость, был сразу переведен в третий. Но радость оказалась преждевременной. К этому времени мы переехали жить в Жмеринку, и я пошел учиться в украинскую школу. Из-за незнания ни украинского, ни русского языков, пришлось идти во второй класс.
К моему 13-летию дедушка Липа посвятил мне стихи. Написанные им строчки о цели жизни стали девизом всей моей жизни:

«Шуен флиен, шуен лойфен,
Лофт ди цат зе азон шнель.
Менчен юген, менчен лойфен
Але ин цы ден грехен ацель.
Вен ди выст, майн кынд высен
Вус ыз дан цель аф дер велт.
Ныт кын Машке фын кайн фрынкейт,
Неин ныт дус из дан вэйг.
Эрлых зол зан дан гевысн,
Гитс ти ейдерн вер ниш мит
Им ын арцын тиф ба дир
Дус пынтале зол бренен аид».

Заглавные буквы первого четверостишья составили слово «Шлома» («Шлоймале»), как меня называли в детстве. В вольном переводе стихотворение звучит так:

«Годы летят, годы бегут,
Очень быстро летит время.
Люди спешат, люди бегут
Желая достигнуть своей цели.
Если ты хочешь знать, мой ребенок,
Какая цель у тебя в жизни, знай:
Не в религиозности она,
Нет, это не твой путь.
Честным должно быть твое сознание,
Делать добро каждому не уставай.
И помни, что глубоко в твоем сердце
Горит частичка еврея!»

 

Шли 30-е годы. Школа научила меня многому. Я выучил русский, украинский, немецкий язык, знания которого не раз выручало меня во время войны. У меня были замечательные друзья, которых я хорошо помню, а с некоторыми даже общаюсь до сих пор. Я был пионером, потом – активным комсомольцем. Жмеринка – город детства, отрочества, начала юности, первой любви. Бедность не была для нас тормозом в жизни. Без помощи родителей и знакомых мы сами пробивали себе дорогу в жизнь. И были мы умными, честными людьми высокой морали.
И вот школа позади. Я студент первого курса Винницкого пединститута. 22 июня 1941 года круто изменилась наша жизнь – началась война. Вместе с родителями и сестрой мы эвакуировались в Магнитогорск, где жила сестра моего мамы – тетя Маля Шаубе. Я начал работать на заводе в цехе по изготовлению снарядов, но принял решение пойти на фронт.
Началась моя фронтовая жизнь на Калининском фронте. Спустя месяц, я был уже командиром первого орудия, мне присвоили сержантское звание. А дальше – Воронежский фронт, Покровка. Белгородская область, Курская дуга, район Старой Руссы. 23 февраля 1943 года Советская армия отметила свое 25-летие, а я в этот день с друзьями отпраздновал свое 20-летие,став командиром орудия «Катюша», а чуть позднее – помощником начальника политотдела по комсомолу, предварительно став членом партии.
Наступил период продвижения к самому укрепленному бастиону немецких фашистов – крепости Кенигсберг. А дальше – Восточная Пруссия, переезд в Литву. За это время были ранения, были и награды – поощрения, медали, ордена.
Война окончена! Ушли лучшие годы. У меня все права на демобилизацию. Три с половиной года страшной, кровопролитной войны никогда не уйдут из моей памяти. В памяти навсегда останутся боевые друзья, с которыми прошел тяжелые годы войны. Но пора была подумать и о будущем.
И вот я вернулся домой. Сначала – Магнитогорск, где живут родители, продолжение учебы в пединституте, членство в партбюро, комсорг института. Затем – Винница, Винницкий пединститут, родная Жмеринка, женитьба на Идее, рождение первенца Лёни, названого в честь дедушки Липы, расстрелянного вместе с бабушкой в Теплике. В Виннице сочетал учебу в институте с работой в комсомоле, сначала как руководитель лекторской группы обкома комсомола, а с января 1949 года – секретарь обкома комсомола. Закончил институт, и в 26 лет был назначен директором школы.
Я жил и продолжал жить, помня завет дедушки: «Не уставай делать добро людям!»

* * *

Я прожил большую и честную жизнь. Более 40 лет отдано школе, где добросовестно выполнял работу директора, замдиректора, учителя русского языка и литературы. Мой путь отмечен Почетными грамотами, медалями, высокими педагогическими званиями «Старший учитель», «Учитель-методист». Вся моя жизнь была отдана работе и общественной деятельности. Я сочетал работу директора школы с солидными общественными нагрузками: секретарь парторганизации, пропагандист, лектор, председатель райкома профсоюза учителей, председатель союза ветеранов комсомола Винницкой области и т.д.
У меня прекрасная, достойная семья: жена Ида – педагог с большим стажем, моя единомышленница, к сожалению, рано ушедшая из жизни, мы вместе прожили 48 лет. Дети Леня и Белла – врачи, невестка и зять – инженеры, умницы-красавицы внучки – Света, Ира, Лена, Юля – продолжатели моего дела – педагоги, великолепные правнуки – Дин, Дима и Николь.
Я горжусь своей родней, близкими и родными мне. Любимыми мной тетями, дядями, братьями и племянниками. Долгие годы я поддерживал с ними связи, был своеобразным связующим звеном между всеми. О некоторых из них я хотел бы рассказать отдельно.
Старшая сестра Бетя – очень родной мне человек. Умная, симпатичная, общительная, она пользовалась уважением в кругу своих друзей. Жизнь ее сложилась и закончилась трагически. Смерть трехмесячного ребенка, фальшивое отношение мужа, его непорядочность свели ее в могилу очень рано. Она похоронена в Магнитогорске.
Самый близкий родственник – дядя Абраша, брат папы. Прекрасный юрист, окончивший Юридическую академию, он пользовался большим авторитетом и уважением среди коллег московской прокуратуры и адвокатуры, персональный пенсионер Советского Союза. Это о нем, человеке маленького роста, коллеги говорили: «Мал золотник, да дорог». А в кругу семьи, родных и друзей он был окружен любовью и преданностью, для всей нашей большой семьи он был советником и наставником.
Миша, Мойшеле «мызыннык» (младший) брат моей мамы, радость всей семьи. После окончания семилетней школы, он пошел «в люди», как Алёша Пешков, в поисках новой жизни. Днем таскал тяжелые вагонетки, вечером – рабфак, затем Днепропетровский университет. В первые дни войны он ушел на фронт. Закончив срочные курсы младших лейтенантов, получил пушечный взвод, затем стал командиром батареи. Дважды ранен, награжден шестью боевыми наградами. Со своей батареей форсировал Днепр, один из первых взошел на Сапун-гору. Освобождая Украину, попал в Теплик. Несколько случайно оставшихся в живых евреев рассказали ему о гибели свыше 2 тысяч своих соплеменников. Мише рассказал, как его отцу – моему дедушке – немцы срезали бороду с одной половины лица и в таком виде провели по городу, объясняя, что это ему за то, что его дети и внуки воюют против них. У ямы, где покоились расстрелянные, Миша и его друзья выпустили все патроны из обойм в траурном салюте. После войны Миша работал директором одной из лучших школ Днепропетровска, похоронен на Аллее Почетных граждан города.
Я ездил на могилу дедушки и бабушки ежегодно 27 мая – день их расстрела – в течение 32 лет.
Очень близки мне родственники-одесситы: дядя Йосиф, со своей семьей, сын его – Яша – участник обороны Одессы, затем воевавший на разных фронтах, награжденный многочисленными орденами и медалями, тетя Эстер (мама Семена) с четырьмя детьми эвакуированная в Сибирь, ее муж – Лева, находившийся на фронте. Память о тете Эстер, тете Мале, дяде Иосифе, как и о других родных и близких мне людях, останется со мной на всю жизнь.
Я буду счастлив, если эти записи будут передаваться из поколения в поколение. Я хочу, чтобы дети, внуки, правнуки, наши родные знали, чтили и помнили о своих предках, о своих корнях.

Александр Таратута.

Октябрь 2003 года.

Кирьят-Ям, Израиль.

Можно передать свои отзывы и замечания  по электронной почте.().Фотографии (которые обязуемся вернуть) с комментариями, направлять нам  по  адресу:

Mazus Semeon
Pinhas Lavon str. 3/4 
Qiryat Yam 29057 
Israel tel: (04) 8770-474
 

или Дмитрию Олидорту

НАШ РОД, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS