«Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь...»

НАШ РОД

КНИГА ПАМЯТИ

naschrod.nsknet.ru




1840-1940 гг.

Зачем я решил составить эту таблицу? Я надеюсь, что кто-то из моих потомков прочитает эти записи и решит дописать свои. Пока есть те, кто может рассказать о прошлом нужно успеть записать их воспоминания. Не так ли? Нить между прошлым и будущим оборвется, если мы этого не сделаем. 

.
1. 1840 Родился Иаков Олидорт.

Иаков Олидорт родился в 1840 г. в местечке Теплик (ныне Винницкая область), на Украине. Умер он в 1909 г. и похоронен в родном городке. Где родилась Иудит, нам неизвестно. У них было пятеро детей.

1. Эли Олидорт родился в 1865 г. в местечке Теплик, но воспитывался в семье Таратут, где получил имя Герш и фамилию приемных родителей. Его жена Шейва родилась в 1867 г. Герш умер в 1915 г. и похоронен на родине, в м. Теплик. Шейва последние годы жизни прожила в Одессе, умерла в 1932 г. У них было девять детей.

2. Шломо Залман Олидорт родился в 1870 г. в местечке Теплик; умер он в 1933 г. Его жена, Рахель Олидорт, родилась в 1876 г .; умерла - в 1918 г. У них было трое детей.

3. Зейдл Йосиф Велвл Олидорт родился в 1875 г. в местечке Теплик, умер в 1940 г. и похоронен на Украине в г. Донецке. Его жена, Рейзл Гробман, родилась в 1876 г., и умерла в 1934 г. в м. Донецке. У них было шестеро детей.

4. Сурка Олидорт родилась в 1876 г. в местечке Теплик. Ее муж, Мойше Винник, родился в 1876 г. Большую часть жизни они прожили в Одессе, где и похоронены. Сурка умерла в 1962 г., Мойше – в 1956 г. У них было трое детей.

5. Злата Олидорт родилась в 1878 г. в местечке Теплик. Вышла замуж за Бенциона Волошина, 1870 г. рождения, тоже уроженца м. Теплик. Злата умерла в 1937 г. и похоронена на родине; Бенцион погиб в Теплицком гетто 27 мая 1942 г. У них было трое детей.


2.

1875 Родился Зейдель-Иосиф-Вольф Олидорт.


2.1 "Дед мой Зейдель-Иосиф-Вольф Олидорт, по рассказам моих папы и мамы, был человеком умным, грамотным (читал и токовал Тору!), но не очень работящим. Он носил белоснежную бороду, был высокого роста. Отличался действительно незаурядным умом, не имея светского образования запросто разбирался в математических задачах десятиклассницы Гиси. Работал он резником при синагоги, кошерно резал птицу, великолепно играл в шахматы, раздавал бесплатно добрые советы, а тянула всю голодную ораву детей моя бабушка Рейзл. Мама вспоминала, что бабушка всегда была в работе. Но что же ей было делать, если детей куча, муж только играет в шахматы, а есть хотят все. Переселились они в Чонгар где-то в году 1932-1933." 

Из воспоминаний Раисы Чантурии (Олидорт).


2.2

"Дед Зейдел был потомственным шойхетом, получил хорошее традиционное образование, в Теплике он пользовался уважением. Бабушка со старшими сыновьями содержала бакалейную лавку. Мама всегда тепло рассказывала о дедушкином брате Залмане, в честь которого она и меня назвала. Он был широко образован, умён, хорошо знал математику, играл в шахматы. Был трижды женат. Последняя жена была его племянницей. Мне дали имя в его честь.

2.3

С приходом советской власти семья Олидорт была отнесена к разряду священнослужителей и лишена права голоса. Тем самым им был перекрыт путь к образованию. Высшее образование смогли получить только младшие Гися и Давид. Гися закончила сразу после войны Московский энергетический институт, а Давид в 1953 году поступил в Харьковский торговый институт, который заочно закончил. Но уже была разрушена черта оседлости, и дед с сыновьями уехали на Чонгар (Крым), где с помощью еврейской организации « Джоинт» осваивали со­лончаки. Там Давид познакомился со своей будущей женой Анной Скоп. Нужно отметить, что это был первый опыт в СССР освоения целинных земель, причём, еврейскими руками. Были созданы еврейские колхозы, в которых выращивали овощи и фрукты, виноград. Во время немецкой оккупации евреи были уничтожены, мало кто успел уехать. Из семьи Шимона Скопа уцелел он сам и дочь Анна, которая, добавив себе возраст, добровольно призвалась в армию. После войны Скоп в тех же местах работал председателем колхоза.

В начале тридцатых годов семья деда Зейдела переехала на жительство в Сталино (Донецк)."


Из воспоминаний Зиновия Гордона.


что послужило причиной переезда?

в Чонгаре, после перезда Зейдела и семьи в Сталино (Донецк) оставались родственники. Кто?

Почему у прадеда было столько имен? По еврейскому поверью если ребенку во время серьезной болезни дать другое имя, то болезнь его потеряет и ребенок выздоровет. А первое имя, часто, ребенку давалось ребенку в честь кого-то из предков.

 3.0
1876 Родилась Рейзелэ Олидорт (Гробман)

 3.1"Бабушка Рейзелэ Олидорт (Гробман) умерла за несколько лет до моего рождения. Похоронена она в Донецке. Всё, что я знаю о ней и об истории семьи Олидорт, я знаю от своей мамы. Все Олидорты были большими патриотами своей фамилии. Бабушка родом из Киблича. Когда она вышла замуж, то переехала на жительство в Теплик, где жила семья деда. Рейзелэ родила десять детей, из которых в живых остались шестеро. Старший сын Янкель, Шмилик, моя мама Мара, Маля, Давид, Гися."

Из воспоминаний Зиновия Гордона


4.0
1887. Родился Семен Аронович Скоп - отец Анны Семеновны Скоп. 
 
4.1 Родился в Геническе в 1889 году, в большой еврейской семье. Сведения о родственниках  сохранились в очень не большом объеме
4.2 Известно лишь, что семье принадлежал большой дом в центре г. Геническа на улице Скобелева (позднее Петровского). На первом этаже был магазин. Из этих скудных сведений можно сделать вывод, что семья была довольно зажиточной. Об образовании сведений нет.
4.3 Во время Первой мировой войны служил в гренадерском полку. Награжден четырьмя Георгиевскими крестами.
Существует фотография Семена Скопа в царской военной форме с четырьмя крестами. Возможно она находится у родственников ветви Гозенбук (в Москве). Последний раз Раиса и Марина Олидорт видели ее у Тамары Григорьевны Проектор дочки подруги Анны Скоп и двоюродной племянницы Беллы Гозенбук. (см. древо)

4.4 Жену, Марию Сигал, привез из Латвии в Геническ. Мария Сигал родилась в Риге, в многодетной (13 детей) еврейской семье. Во время Второй мировой войны вся семья (12 человек), кроме двух старших братьев погибла в концентрационном лагере возле города Даугавпилс.
4.5 Имел троих детей: Бориса, Анну, Клару.

4.6 В период коллективизации был избран односельчанами председателем колхоза "Роте фане" в селе Чонгар, а позже совхоза "Грузия" (Соц.путь).
Село основано в 1922 году. В 1926—1928 годах на месте современного села создан участок № 40 - являющийся еврейской сельсхохозяйственной общиной "Роте фане". Позже в 1946 году указом Президиума Верховного Совета УССР хозяйство получило статус колхоза с названием "Соцпуть". Так же был основан еврейский Смидовицкий сельсовет.
В 1946 году населённый пункт участок 40-й переименован в село Соцпуть.
4.7 Неоднократно, будучи председателем совхоза, участвовал во Всесоюзной ВДНХ (Выставка Достижений Народного Хозяйства) где за достижения в земледелии и животноводстве получал большие и малые золотые и серебряные медали.
4.8 Правительством СССР два раза представлен к званию Герой Социалистического труда, но на этапе награждения получал только ордена Ленина, без медали "Золотая звезда". Сказывалось еврейское происхождение.
4.9 Во время ВОВ эвакуировал колхоз и в это время потерял жену (погибла при эвакуации. Судно с мирными жителями разбомбила немецкая авиация). Младшая дочь Клара была выдана односельчанином и расстреляна фашистами как еврейка. Дописать историю.
4.10 Рядом с Чонгаром, над могилой Клары и четырех красноармейцев,  был установлен памятник, но потом могилу перенесли в само село и сделали общий монумент, где обозначили фамилии всех погибших жителей села в ВОВ.




4.11 Сын Борис на курсах младших командиров (сидит слева) пропал без вести на фронте ВОВ при обороне Ленинграда, в районе городов Луга и Старая Русса.  
 








 О семье Семена Ароновича Скопа мы знаем очень мало.
Сам Семен Скоп вырос здоровым работящим молодым человеком. Мать его, Эстер Скоп, женщина стального характера и железной воли имела в маленьком провинциальном городке Геническ собственный дом на центральной площади и магазин на первом этаже этого дома. С раннего детства Семен с братом Иосифом и сестрой Анной помогали ей в этом магазине. Мать стремилась дать детям максимально возможное образование. Но Семен был призван в армию и поэтому с образованием не сложилось. Сестре и брату повезло больше. Они оба окончили гимназию.
Мать всегда контролировала детей. В доме и во дворе, не говоря уже о магазине всегда был идеальный порядок. Огромная библиотека была в полном распоряжении детей. Читать любили, в основном, Иосиф и Анна. Семен больше читал газеты и в основном то, что касалось сельского хозяйства. В библиотеке у него было своя полка, где хранились книги по садоводству, животноводству, ветеринарии и тому подобное.
Друзья Семена любили и уважали за мудрость, доброту и огромную физическую силу. Среди Генической молодежи ходило мнение, что если Скоп вышел вечером на улицу, то подраться не получится. Семен всегда находил слова, чтоб утихомирить все стороны конфликта и спорить с ним решались не многие.
Часто Семен помогал соседям в разных домашних работах. Он умел и крышу перекрыть и колодец вырыть, принять жеребенка у рожавшей кобылы и сделать обрезку во фруктовом саду. Он знал и кузнечное ремесло и мог отремонтировать бочку, и приладить колесо к телеге. Ко всем работам он подходил не торопясь и вдумчиво. И поэтому у него все всегда получалось. Соседи шутили, что если за дело взялся Скоп, то можно ложиться отдыхать. В дальнейшем все эти навыки помогли Семену сделать свой колхоз лучшим в области.
Многим молодым девушкам нравился Семен и когда он привез жену из Риги для многих это было полной неожиданностью.
Мария, жена Семена была из Рижской еврейской семьи и имела 12 братьев и сестер. После ВОВ в живых остались только два старших брата Яков и Хаим.

В армии Семен Скоп служил в гренадерском полку. Точно звание не известно, но офицером он не был. Характер волевой и решительный и еще в нем присутствовала частица крестьянской мудрости. После первой мировой войны на его груди было четыре Георгиевских креста. В 1919 году у Семена и Марии родился сын Борис.
Когда Великая Октябрьская Социалистическая революция 1917 года докатилась до Геническа Семен сразу ее принял. Он уехал в село Чонгар, что не далеко от Геническа и устроился работать в еврейскую коммуну. Еврейские коммуны то и дело возникали на Украине из-за массового переселения евреев из городов и местечек в сельскую местность и привлечение их к земледелию, начатое советским руководством. Подвергшиеся погромам и грабежам в годы Гражданской войны старые еврейские земледельческие колонии вначале были восстановлены, а затем расширены и созданы новые еврейские сельскохозяйственные поселения на пустующих землях. Семен начал работать в коммуне с1922 года. Коммуна называлась "Роте Фане". Энергичный, умный, добрый молодой человек вскоре на общем собрании коммуны был избран председателем, а когда коммуне дали статус колхоза Семен Скоп стал одним из первых в России председателей колхоза, а в будущем и Совхоза.
В годы становления Советской власти колхоз подвергался набегам различных банд хозяйничавших в те времена на Украине и Семен, возглавлявший отряд самообороны получил несколько ножевых ранений.
В 1923 году у Семена и Марии родилась дочь Анна, а в 1930 дочь Клара (фотографий не сохранилось).

Анна, сестра Семена Скопа уехала жить в Мелитополь. Она была очень начитанной молодой девушкой, прекрасно готовила и имела веселый общительный характер. Она не плохо музицировала на рояле и имела талант преподавателя.
Взявшая после замужества фамилию мужа - Гозенбук -Анна, души не чаяла в сыне Леониде. Леониду всегда доставалось самое лучшее, но он рос не избалованным, а напротив всегда тянулся к знаниям много учился и прекрасно работал. Многое умел делать руками. Позже, когда он с женой Беллой переехали жить в Москву Леонид самостоятельно построил дачу в Подмосковье.
У Леонида и Беллы был сын Виктор и дочь Татьяна. Жили он в Москве на Ленинградском проспекте рядом с цыганским театром "Ромен".
Татьяна и ее муж, Арнольд Шарапов, занимались наукой. Их сын Илья тоже после окончания МФТИ (Московского физико-технического института) занимался научной деятельностью. Сейчас Илья живет в Калифорнии, США, женат имеет двух дочерей.
Виктор тоже был научным работником. Женат он был два раза. Имел от каждого брака по дочери.

Брат Семена Иосиф был человеком спокойным и рассудительным. Он очень любил мать. Иосиф много занимался магазином, хорошо считал, умел прекрасно считать, умел договариваться с поставщиками и с покупателями. Его кристальная честность и твердое слово особо ценились в купеческой среде, хотя Иосиф был еще очень молод. Он видел свое будущее в коммерции, но пришло новое время, а с ней новая власть и в середине двадцатых годов магазин пришлось закрыть. Некоторое время Иосиф работал в различных новых организациях в Геническе, но поняв свою неспособность смириться и принять новую систему, основанную на насилии и неграмотности перешел на работу к брату в колхоз. Времена тогда были суровые и братское плечо для Семена было как нельзя кстати. Некоторое время Иосиф преподавал в местной школе, потом его пригласили работать в правление колхоза. Здесь и проявился коммерческий талант. Иосиф взял на себя поставки оборудования и сбыт готовой продукции. Под его руководством были построены сыроварня, маслобойка, винокурня, переоборудованы зернохранилища и погреба. Выделена просторная изба под больницу. Колхоз зажил новой жизнью. Семен был очень доволен и горд братом. С раннего утра он уезжал в поле и возвращался глубоко за полночь. Он полностью доверил брату колхозные тылы и тот его ни разу не подвел.
Позже, в начале тридцатых годов, Иосиф переезжает в Геническ. Со временем он занимает одну из основных должностей в руководстве города.
 
В 1939 открылась Выставка достижений народного хозяйства. Сына Бориса призвали в армию и направили на курсы младших командиров. Дочь Анна заканчивала школу и собиралась в институт. Колхоз гремел по всему югу Украины и по партийному требованию должен был представить свою продукцию в Москве на ВДНХ. Продукция колхоза сразу завоевала большую золотую медаль, а Семена, которому было уже больше пятидесяти лет первый раз представили кандидатом на звание Героя социалистического труда. Но звание не дали, а наградили Орденом Трудового Красного Знамени.
Каждый год продукция колхоза получала награды на различных выставках.

Но 1941 год принес новое бедствие для всей страны. Началась Великая Отечественная война. Семен эвакуирует колхоз в Саратов. В Геническе при эвакуации погибает жена Мария, брата Иосифа расстреливают вместе с тремя ста местными жителями за городом во рву. Жена Иосифа, при расстреле, добровольно встала с ним рядом, хотя была возможность спастись. Клару, которой не было еще 11 лет фашисты расстреляли как еврейку, по доносу соседа. В сентябре 1941 года, в районе Ленинграда, пропадает без вести старший лейтенант Борис Скоп. Дочь Анна воюет в бригаде зенитчиков под Москвой.


В 1943 году, когда Красной армией Геническ был освобожден Семен Скоп возвращает колхоз обратно в Чонгар. Все хозяйство разрушено. На фронтах и в оккупации погибли многие прекрасные специалисты. Но... Глаза боятся, а руки делают. Отремонтировали коровник. По крупицам собрали плуги и культиваторы. Огромную помощь оказали колхозники Грузии. У колхоза установились дружеские отношения с жителями села Шрома Махарадзевского района Грузинской ССР. В эвакуации Семен познакомился с членами правления грузинского колхоза и завязалась тесная дружба. Позднее колхоз был переименован в колхоз "Грузия", а еще позднее в совхоз "Грузия". Но дед Скоп уже не был председателем. У руля встал молодой преемник который тут же стал Героем Труда, хотя все хозяйство было выстроено до него.
Внучки Семена Скопа - Марина и Рая - часто вспоминают деда, как умел работать, как смотрел кино, как его уважали соседи и односельчане.

"Не был он никогда религиозным. Праздники соблюдал, но ел и пил как хотел. Синагоги в селе не было, а в церковь не ходил. Бабушка придерживалась и пыталась как-то следить, но деду было не до условностей: нужно было выживать и строить жизнь. Он покупал свинью забивал и окорока вешал у соседей на горище, чтоб бабушка не знала."
Из воспоминаний Раисы Чантурии.
"Говорили: "Скоп одним глазом лучше видит чем многие четырьмя!"
Из воспоминаний Раисы Чантурии (Олидорт).
" Любил дедушка в домино играть. Только утро на дворе, а к нему уже друзья с домино пожаловали. Такие же пенсионеры как он. Под эту дудку можно было что хочешь у него выпросить. Райка - фотоаппарат, я - велосипед. Ничего нам не жалел."
Из воспоминаний Марины Тетериной (Олидорт)
"Темно еще, а он лошадь седлает, в поле пора... Сев на дворе... А потом жатва, а потом еще что-то... Каждый день новые заботы."
Из воспоминаний Анны Олидорт (Скоп).
  


4.15               * * *
Ночь. Тишина. Земля одета в снег,
На улице невидно ни души.
Закончил день свой суетливый бег,
Но расставаться с нами не спешит.

Стол. Полумрак. Горящая свеча,
Листы альбома фотографий ряд
Три поколенья предо мной лежат
И улыбаясь с карточек глядят.

Знакомо мне его лицо, а самого не видел никогда
Не слышал голоса не знал привычек и манер
Рассказ о нем дошел через года
Он был георгиевский полный кавалер.

Судьба нелегкая. Работа, дом и двор
Царю служение и две войны
Репрессии, эвакуации, глодомор,
Потом детей потеря и жены

И снова мир, и вновь родной колхоз
С саратовских земель привез в Чангар,
Его не брали ни жара и не мороз
И не усталость адская в страды разгар.

Был словно из металла сделан, так
Что был не страшен мировой потоп.
Он пальцами умел скомкать пятак.
То прадед мой Семён Ароныч Скоп.

В колхозе летом, на «сороковом»
У деда собиралась вся семья:
Дочь с зятем, внучки приезжали в дом,
Всех принимал заботливо, любя.

Пытаясь всем раздать тепло души
Всех угостить как следует принять
Нигде и никогда он не спешил
Стараясь всех и каждого понять.

Ещё рассказывали, что кино
В клуб привозил район по выходным,
Крутить не начинали без него
И ждали все, послав гонцов за ним.

В Москве на выставке успехов трудовых
Колхоз не раз медали получал
Хранилась дома жменя золотых
Я помню в детстве на себя их одевал.

И к званию Героя Соцтруда,
Представлен дважды был он по велению вождей
Ему давали только ордена,
Лишь потому, что прадед был еврей.

Судьбу таких людей нельзя решить
Любил он всех и не боялся никого
Лишь год не смог до правнуков дожить
И в 66-м не стало вдруг его.

На карточку еще раз посмотри
К чему тут речи? И какие могут быть слова.
Огромный рост, две сильные руки,
И абсолютно выбритая голова.

                         Станислав Олидорт. 2002 г.



1909.01.01 
Родилась Куня Тамаркина. Мать Фарбировича Григория Львовича и Фарбировича Семена Львовича.

1916.08.20  
Родился Давид Иосифович Олидорт (г. Теплик, Винницкая обл. Украинская ССР, СССР) 

Как-то бабушка сказала: " Ты маму с Раей попроси, чтоб они тебе сказки рассказали которые им Давид рассказывал, он в них всю историю своей семьи пересказал." Я тогда не особо обратил внимание на это предложение. Не до сказок было. Девяностые годы не давали расслабиться. До сих пор жалею, что мало расспрашивал бабушку о семье. Считал, что еще успею, вот только с делами разберусь. Но... время упущено. Некому теперь поведать о прошлом.
Мама и Раечка действительно наперебой рассказывают сказки. Оказывается детская память информацию в такой форме воспроизводит практически дословно через десятки лет. Даже некоторая интонация первоисточника присутствует.
Интересные сказки. Например, Железный мальчик, путешествовал ко всем членам семьи, всем помогал, советовал и выслушивал, бывал на свадьбах и похоронах, воевал и учился. Механики, которые придумали его, всегда помогали ему, занимались починкой и меняли батарейки которые разряжались в конце каждой сказки.. Или толстый добрый Изя сын Елизара, постоянно дымивший своей трубкой, любивший бедняков и боровшийся с угнетателями. Дававший смешные, но мудрые советы. Он не знал своей силы и иногда не понимал как у него все получается. Или сказка про детей Изи. У него их было трое: дочь и два сына, один злой и слабый другой мудрый и сильный. Изя был школьным учителем и его советы ученики его класса всегда использовали во благо всем. И таких сказок было сотни. Там были сказки на основании Торы и многих других еврейских книг, еврейских праздников и семейных событий. Давид живя в СССР и будучи партийным, (а в партию он вступил перед сражением за переправу в Кременчуге и в этом сражении он был ранен) понимал, что только в такой форме он может своим девочкам рассказать об их еврейских корнях, об их предках. Или сказка про старого сильного старика Зяму, к которому все шли за советом и почитали на уровне ребе, хотя тот просто служил в синагоге. Дед Зямы родился в Умани откуда. когда он был ребенком его семья, спасаясь от гонений и притеснений, уехали из Умани Киевской губернии, не далеко, но уже в другую губернию ,и поселились в Теплике - маленьком незаметном городке. Подольской губернии, где уже родился Яков отец Зямы.
Чем больше мне рассказывают про деда, тем больше я поражаюсь его мудрости и прозорливости, его умению сделать так как правильно. Ведь не даром, к нему, как и ко многим его предкам, люди шли за советом и вниманием. Все его племянники говорят о нем как о человеке на которого всегда можно было опереться и который никогда не подводил. 

1923.09.25 
В семье Семена Ароновича Скопа и Марии Скоп (Сегал) родилась Анна Семеновна Скоп (после замужества Олидорт) (г. Геническ, Херсонская обл. Украинская ССР, СССР)
Анна (на фото сидит справа) - второй ребенок в семье. Старший Борис погиб во время ВОВ на фронте в районе г. Луга, младшая - Клара расстреляна фашистами как еврейка по доносу односельчанина.
Во время ВОВ Анна служила в зенитной бригаде под Нижним Новгородом(Сормово). Закончила войну в звании "Старшина", в должности командир зенитного расчета в Сибири на реке Зея, так как бригада перебрасывалась на японский фронт.
До ВОВ Анна успела поработать в местной школе, где преподавала математику млалшим классам.
Мария Скоп (Сегал) - жена Семена Скопа, мать Анны Скоп. Родилась в Риге. В Риге до ВОВ проживала вся семья Марии Скоп.  12 человек, кроме двух старших братьев Якова и Хаима (воевавших на фронтах ВОВ) были уничтожены в концлагере Даугавпилс. Мария Скоп погибла в 1941 году во время налета немецкой авиации на баржи перевозящие мирных беженцев в Азовском море, в районе г. Геническ.
 Хаим Сегал(слева) и Яков Сегал(справа) . 
 
Хаим Сегал род. 1912 году.
 Где-то в конце семидесятых я, как и каждый год, приехав на каникулы из Якутии в Донецк, в кухне, в самом верху подвески обнаружил красивую банку кофе с различными надписями на английском и на языке который и в то время не то, что-бы не знал, даже не догадывался о его существовании. "Это из Израиля, - бабушка до минимума понизила голос, - прислал дядя Хаим". В то время для меня семья - это были мои самые самые близкие родные, которые не вызывали у меня даже намека на стеснение и какие-то далекие родные, которых я вообще не знал и только слышал об их существовании от бабушки и близких родных. Но родственники за границей?... Это было откровением. Посылки от дяди!... Чей дядя? Почему он в Израиле? Почему присылает посылки? Почему об этом нужно говорить в пол-голоса? ...И масса других подобных вопросов. Бабушка нервничала, и просила меня нигде об этом не говорить. Я пообещал. Эта тема в нашей семье не рекомендована для обсуждения.
Потом начались вещи. Хорошего качества, красивых расцветок и из прекрасной ткани. Джинсы! Даже работая на севере, как мои родители, эти штаны были у единиц. В свободной продаже их не было, а у спекулянтов купить отважится не каждый.... Так почему же эта бытовая роскошь всплывает в нашей семье и кто такой этот дядя с таким абсолютно еврейским именем, которое в кругу приличных пацанов и не произнесешь? Да что там пацанов, у нас в семье имя почти не произносилось. "Дядя", - и всем понятно о ком речь.
Бабушка, красивая, статная, молодая уже год преподавала в младших классах математику. Ей бы учиться... И весной 1941-го из Геническа она уезжает в Мелитополь к сестре своего отца, чтоб там жить и учиться. Сестра отца - это ветвь Гозенбуков (дядя Леня, тетя Бела, Витя, Таня... В семейном древе прекрасно видно.
Война. Бабушка прибавив пару месяцев к биографии попадает в учебку зенитчиков в Сормово. потом переучивается на курсах связистов. Телефонистка. И это все происходит в разгар боевых действий. 16 армия Западного фронта, а позднее Второй Белорусский фронт.
Она весело продвигается по службе и получает должность обеспеченную продовольственным аттестатом. Ну, это такой документ по которому служащий мог получать дополнительный паек (дополнительное питание) выдаваемый военными продовольственными складами. Так как многие офицеры были полностью на обеспечении (стояли на довольствии) то этот аттестат они отсылали родственникам в тыл, чтоб те могли получать дополнительное питание. Дядя Хаим, родной брат мамы моей бабушки, в то время, а это был 1942 год, был комиссован с диагнозом "желтуха". До какой степени должна была дойти это болезнь, что б в 1942 году, когда армия отступала и каждый солдат был на вес золота, могли комиссовать? Он лечился в госпитале, где с питанием и без этого было сложно, а для больного "болезнью Боткина" когда нужно держать жесточайшую диету, даже ежедневный госпитальный рацион был сродни отравы. Бабушка отослала ему аттестат, благодаря которому он и выжил. Он это не забыл. Позднее, после лечения в госпитале, бабушка настояла, чтоб Хаим поехал в Саратов, где был с эвакуацией колхоза ее отец, Семен Скоп. В письме бабушка написала отцу: "Отнесись к нему как к родному." И Семен Скоп сначала откармливал брата своей жены, а потом устроил его на работу в колхоз и ни разу не пожалел о выборе. Хаим давно говорил о желании переехать в Израиль. после подачи заявления, он в течении восьми лет получал отказы. Он потерял работу, перебивался случайными заработками. В Союзе его ничего не держало. Вся семья погибла во время войны, единственный брат в Австралии. Средства к существованию весьма условны.
Позднее после переезда в Израиль дядя Хаим начал высылать бабушке посылки которые оказывали некоторую поддержку для семьи. Уезжая в Израиль дядя Хаим надеялся продолжить путешествие до Австралии, где уже жил его старший брат
Яков Сегал. Но судьбе было угодно, чтоб его дорога была с конечным пунктом Израиль. Уезжая, дядя Хаим предупредил бабушку о том, что прощаться с ней он не будет, чтоб не навлечь беду. Бабушка и дед были партийными с времен войны и родственник уезжавший в Израиль было бы позорным пятном на биографии ветерана. Так тогда работали политические структуры. Каждый покидающий страну был клеймен ярлыком "Предатель". Только в конце семидесятых бабушке, через знакомую Хаима в Риге, Софью Павловну, удалось связаться с ним. И еще долго дядя Хаим присылал посылки в Ригу, а Софья Павловна пересылала их в Донецк.
Ежегодно, Хаим присылал бабушке поздравление на ее день рождения. В 1989 году поздравления не было. "Нет больше Хаима", - бабушка долго переживала. Так оно и оказалось.
"Он производил впечатление совершенно западного человека, - рассказывала мне Раечка (Раиса Давидовна Чантурия). - Он жил в Риге, и конечно у него был совершенно другой менталитет. Для нас это было странно. Он по особенному кушал. Он был раскованным. Он даже рубашку гладил по особенному, с научной точки зрения. Хаим до войны работал на рижском радиозаводе "VEF". Он был очень начитанным человеком. Он читал постоянно. Был отличным оратором и любил произносить тосты."


Яков Сегал (1902 г.р.) был из братьев самый старший. В молодости Яков пообещал, что не женится, пока не убедится, что его старшая сестра живет в достатке. Он съездил в Чонгар и только после этого женился. Его жена Гута и дочь Русочка погибли в концлагере в г.Даугавпилс. Еще в 1939 году он бежал из Риги, обвиненный в шпионаже и пытаемый в застенках Латвийских спецслужб. После пыток на электрическом стуле Якова приговорили к смертной казни. Яков бежал в Австралию. Жену и дочь вывезти из страны он не успел. Он прожил в Австралии, в Мельбурне, всю жизнь, до конца 80-х. Нужно сказать, что Яков был очень продвинутым человеком своего времени. Он тесно общался с высшими эшелонами властных структур, был знаком со многими прибалтийскими и белорусскими артистами, был вхож в круг московских поэтов и писателей. Но болезненная порядочность не давала ему многих великих людей того времени назвать своими друзьями и еще больше товарищами. Это и послужило одним из основных толчков к выезду. Из Австралии он иногда присылал весточку своей единственной племяннице - моей бабушке.

1926.
Анну скоп отправляют к сестре Семена Скопа в Мелитополь. "Тогда образовывались всякие колхозы и было очень много банд, - рассказывает Раиса Чантурия. - А наш дедушка понимал - что бы выжить нужно объединяться. И ему постоянно угрожали разные бандиты. Но они боялись с ним столкнуться (дед, получивший четыре солдатских креста за храбрость, гренадер, роста под два метра, умный и сильный не боялся никого),  а семье могли навредить. Тогда уже подрастал Боренька, и бабушка, Мария Скоп, боялась за маму. С другой стороны ей хотелось, чтоб мама росла в городе. И ее отдали бабе Ане, Леонида маме. (Анна Гозенбук сестра Семена Скопа.) Леонид уже учился в Москве на Рабфаке. В Чонгаре была только начальная школа, 4 класса, и бабушка не хотела чтоб мама потом доучивалась одна в Геническе. У бабы Ани мама прожила почти до окончания школы, а потом уехала и сама доучивалась уже в Геническе." 

Вот как этот случай описывает Марина Тетерина.
 В те времена, а это была, приблизительно, вторая половина 20-х годов, на колхозы и коммуны были не редки набеги различных банд, которые пользуясь разладом послевоенного времени терроризировали земледельцев. Однажды одна из банд, промышлявших в степях херсонщины напала на Чонгар, где жила дедушкина семья. Под дулом пистолета они заставили одного из местных жителей ходить вместе с ними по дворам, стучаться и просить хозяев чтоб ему открыли дверь. Ничего не подозревавшие жители открывали своему соседу и бандиты вламывались в дома. К утру все местные жители были согнаны в большой подвал служивший сырным складом, и закрыты там, а бандиты, тем временем, полностью разграбили все село. Когда банда покинула село, мужики, с большим трудом выбили огромную дубовую ляду и вывели людей на свободу. Этот и подобные случаи привели дедушку к мысли отправить трехлетнюю маму к родственникам в Мелитополь, на время, пока с бандами будет покончено. Так мама попала к родне в большой город, где и воспитывалась в семье Анны Гозенбук, родной сестры Семена Скопа. Аня через несколько лет пошла в школу в Мелитополе. В Чонгаре школы не было. В Чонгар Аня вернулась когда ей исполнилось 15 лет.

1933.03.05? 
В семье Куни Фарбирович (Тамаркиной) и Льва Фарбировича родился Семен Львович Фарбирович - в будущем отец Станислава Олидорта (г. Донецк, Украинская ССР, СССР). В начале 60 годов он будет одним из первых, кто вопреки всеобщему мнению о кибернетике как науке мракобесов, опубликует работы по кибернетике и будет признан лжеученым. Будет подвергаться гонениям и не будет иметь возможность устроиться на работу. Будет жить случайными заработками готовя людей для поступления в ВУЗы, не будет иметь семьи, будет коллекционировать марки советской эпохи.

1934 г. Ушла из жизни Рейзел Олидорт (Гробман)

1937.10.29
Давид Олидортан на воинскую службу.
1938.07.28 
В семье Куни Фарбирович (Тамаркиной) и Льва Фарбировича родился Григорий Львович Фарбирович - в будущем отец Дмитрия Олидорта (Донецк, Украинская ССР, СССР).
Прекрасный преподаватель, спортсмен, тренер, бизнесмен. Умел создать вокруг себя сплоченную команду единомышленников и привести их от победы к победе. Гениальный стратег и непревзойденный тактик. Мастер Спорта СССР. Тренер по тяжелой атлетике и гиревому спорту. Воспитал более десяти учеников получивших звание "Мастер Спорта СССР". Справедливый и неудобный для людей с заниженной нравственной планкой. На похоронах присутствовало более 1000 человек.

1939 г. 
Давид Олидорт участвует в Финской войне.

О Финской войне, мне, как и миллионам моих современников, не известно, практически, ничего. В школе этот вопрос подробно не освещался. Эта тема приподносилась как мелкое событие в многотомнике построения социализма. То что мой дед участвовал в этих событиях, в семье упоминали, как-то вскользь. Я никогда не предавал этому значения. Уже будучи студентом университета я попытался найти литературу о Финской войне, но, к моему удивлению, ничего не нашел. Даже мелкой книжонки, которые я очень люблю, потому что в них порой находишь более достоверные факты, чем в официальных изданиях, я не обнаружил. И не мне смогли помочь работники библиотеки. В общем, этот вопрос был помечен моим сознанием как загадка. Уже намного позже, в эпоху интернета, я вернулся к этому вопросу и с интересом искал достоверные сведения. И нашел кучу. Но как отличить зерна от плевел?

1939.08.08 
Родился Геннадий Степанович Тетерин (второй муж Марины Олидорт) (г.Ярцево, Смоленская обл. РСФСР, СССР)

Геннадий Степанович родился в городе Ярцево Смоленской области. Отец работал на заводе инструментальщиком. Мать потомок древнего дворянского рода имеющего в дореволюционной России землю и все потерявшего после революции. В семье было пятеро детей: три сына и сестры.
В 16 лет Геннадий уходит из дома и едет в Ростовскую область работать на шахте. Вскоре на работе получает серьезную травму связанным с позвоночником, но молодой организм прекрасно реабилитируется. В 18 лет был призван в Армию. Служил в Германии, в городе Вюнфсдорф. Занимался боксом и стрельбой. Часто участвовал в соревнованиях в составе спортроты своего полка. После армии вернулся в Ростовскую область. Первый раз женился. Есть сын - Сергей (живет в городе Чехов). Развелся. Переехал работать на Украину, в Донецкую область, в г. Москва, ул. Украинск. Женился. Дочь - Елена (живет в Украинске). В 1974 году уехал работать в пос. Джебарики-Хая, ЯАССР. Развелся. В 1982 г. женился на Марине Олидорт.

1940? 
Родился Амиран Гивиевич Чантурия - в будущем отец Анзора Чантурия (второй муж Раисы Олидорт) (г. Тбилиси, Грузинская ССР, СССР)

Амиран родился в одной Княжеских грузинских семей. О своих родителях рассказывал редко и мало. Он очень любил готовить и радовался когда им приготовленная еда нравилась окружающим. По специальной специальности Амиран был технолог по обработке и консервированию. Он любил вечером посидеть за столом с друзьями. Выпить и закусить. В Грузии он уже был в браке, но развелся и у него было несколько детей.

1940 г. Анна Скоп оканчивает среднюю школу.

Анна Скоп оканчивает десятилетку в Геническе. Она мечтает о юридическом институте и успешно сдаёт экзамены. "В   юридический принимаются только лица коренной национальности", - ответили в ректорате.   Даже Семён Скоп, которого лично знал и ректор и секретарь областного комитета Компартии, не смог ничего сделать. "Я Вас очень уважаю и очень ценю, - сказал секретарь областной парторганизации. - Но разнарядка опущена сверху, из ЦК!"   Анна год работает в школе в Чонгаре учительницей математики младших классов. На следующий год, когда пришло время поступать в институт, Анна выбирает педагогический, Мария Скоп отправляет Анну в город Горький к дальнему родственнику, дяде Исааку. Тут её и застала война. Анна поступает работать  на заводе в Сормово, и при комплектации женского добровольного полка она вступает в этот полк.





Можно передать свои отзывы и замечания  по электронной почте.().Фотографии (которые обязуемся вернуть) с комментариями, направлять нам  по  адресу:

Mazus Semeon
Pinhas Lavon str. 3/4 
Qiryat Yam 29057 
Israel tel: (04) 8770-474
 

или Дмитрию Олидорту

НАШ РОД, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS