«Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь...»

НАШ РОД

КНИГА ПАМЯТИ

naschrod.nsknet.ru


…И РОДИЛАСЬ КНИГА


Неисповедимы пути Господни. Но и земные дороги простых людей чаще всего теряются в толще времен. Редко случается так, чтобы судьбы отдельного человека или семьи, живших много десятилетий, а то и несколько веков назад, вдруг высветились конкретными именами, штрихами, подробностями. Заворожили кажущейся близостью и прямой причастностью к давно минувшим дням, нерушимой кровной связью поколений. Но так бывает. Я знаю тому пример.
«…Из Испании наши предки перебрались в Турцию, далее они переехали в Крым, а из Крыма они уже попали в Теплик.
Приехало 4 брата Мозес, имена их неизвестны. У одного из них был сын, в момент переезда в Теплик ему исполнилось 3 года – это и был мой дедушка Иде Лейб. Мой прадедушка по неизвестным на то причинам переменил фамилию Мозес на Мазус…»
Так неторопливо, но по возможности обстоятельно, повествует Григорий, вернее, Герш Мазус о некоторых моментах истории своего рода. Эти свои заметки он писал уже на склоне лет, в Москве. В 2000-ом году Герша Ноэховича не стало; он прожил 86 лет, но свои знания о предках, о дальних и близких родственниках он не унес в могилу. В свое время Герш Мазус живо откликнулся на просьбу живущего в Израиле племянника Семена написать обо всем, что помнит и знает. В меру сил он выполнил это пожелание, и в конце своих заметок сделал приписку: «Семен, вы затеяли очень хорошее, благородное дело, и мы благодарны вам, и мы вас поддерживаем».
Дело, которое, как выразился Герш, затеял Семен, действительно вовлекло в свою орбиту десятки людей, иные из которых вообще не были знакомы прежде, а другие знали друг о друге только понаслышке.
И вот передо мной один из вариантов так называемой Книги Памяти – «Наш род». Использую слово «вариант», потому что книга постоянно пополняется, становится содержательнее и объемнее, а ее обновленные версии выпускаются каждый год – как в электроном виде, так и в печатном. Причем, этот весьма хлопотный и трудоемкий процесс происходит исключительно на уровне самиздата, и поддерживается как организационными способностями Семена, так и бескорыстным энтузиазмом его соратников и родственников.
Суть же дела становится ясной уже с первых страниц. «Благодарим Бога за то, - написано в своеобразном предисловии, - что Он помог нам найти и встретиться с нашими родными, и будем надеяться, что общими усилиями мы пополним страницы нашей книги теми, кто на сегодняшний день потерян». А о том, как все начиналось, отчасти можно узнать из заметок самого Семена. И хотя они адресованы исключительно родственникам, думается, уместно будет привести их здесь.
«Сегодня, - писал, по свежим следам Семен, - 5 апреля 1998 года, мне исполнилось 60 лет. А вчера, в субботу, собрались мои родные и близкие, друзья; потомки Ноэха и Ривки Мазус, потомки Герша (Элли) и Шейвы Таратут (Олидорт). Вита Перельмутер (Мазус) впервые увидела своего двоюродного брата Якова Мазуса (ему 60 лет). Впервые встретились и другие родственники. Я в Израиле самый молодой из своего поколения. Мое поколение это Александр Таратута, Яков Таратут, Анна Данцин (Шехтман) и Яков Мазус. И мы все видели как прекрасно поколение наших детей и внуков. Но пока мы, старшие, рядом – они слышат и как будто знают о своем родстве. Но что они будут знать и помнить после нас?»
И далее следует уже непосредственное обращение к родным и близким: «Дорогой мой родственник! Прошу написать о том, что тебе запомнилось из твоей жизни, из жизни твоих детей и твоих предков. Если тебе более удобно надиктовать свои воспоминания на аудиокассету – тоже хорошо. А если удобно передать компьютерную дискету с информацией – это просто прекрасно! Вся собранная информация будет занесена в книгу памяти «НАШ РОД» и послужит нашим детям, внукам и внукам внуков».
Этот призыв не остался пустым звуком или эмоциональным всплеском, вызванным добрым юбилейным застольем. Книга стала реальностью, объединившей семью, и, что самое интересное, позволила осветить историю рода, в которой, как в капле воды, отражена история народа, со всеми его странствиями и извивами судеб, трагедиями и обретениями, рассеянием и собиранием.
Снова вчитываюсь в записки Григория Мазуса. Его дедушка (он же прадедушка Семена) всю жизнь работал управляющим у графа Потоцкого, был уважаемым человеком..
«А теперь, - продолжает Григорий, - расскажу о моем отце: Ноах, 1872 г. рождения, жил в Теплике, женился на Ривке Мейеровне, и у них родилось 13 детей. Шестеро из них умерли маленькими, а седьмую дочь в 1919 г. зарубила вместе с женихом банда казаков».
Жизнь одних уже освещена. Других еще только предстоит возвратить из тьмы забвения. И Герш Ноахович Мазус и другие соавторы книги, тревожа сердце и память, рассказывают о тех, кого знают и любят.
Вот еще один персонаж – троюродный брат Семена Израиль Аркадьевич Мазус. Он родился в 1929 году в украинском местечке Теплик, откуда берут свое начало и многие другие представители рода Мазусов. В 1948 году, будучи студентом первого курса Московского авиационно-технического института, он был арестован как участник молодежной, антисталинской организации. Шесть лет лагерей не сломили молодого человека. Он сумел окончить Всесоюзный политехнический институт, участвовал в строительстве крупных промышленных объектов, издал ряд работ по автоматизации строительного производства. Не чужд Израиль Аркадьевич и собственно журналистике, писательству. Он печатается в израильском журнале «22», в журнале «Советише геймланд», опубликовал книгу рассказов о лагерной жизни.
Еще один троюродный брат Семена, Владимир Григорьевич Добин, поэт, журналист, автор многих поэтических сборников.
Все больше углубляясь в «Наш род», задаю наводящие вопросы Семену и в очередной раз убеждаюсь, что свою книгу, которую считает коллективным трудом, он знает едва ли не наизусть.
- И все-таки, спрашиваю его, - как вы решились за это взяться? Ведь мы зачастую интересуемся своей родословной как-то отвлеченно, не находя, как правило, времени, чтобы глубоко копать и исследовать.
У Семена нет четко сформулированных, готовых ответов на подобного рода вопросы. Возможно, поэтому он начинает издалека. Ему было три года, когда началась война. Поэтому ранее детство – это эвакуация, лишения, голодуха, трепетные ожидания весточек с фронта, куда ушел добровольцем его отец, и находились немало близких людей. Однажды приехал брат матери и увез мальчика к себе на Урал. Воссоединилась семья уже после войны, снова обосновавшись в Одессе, куда родители переселились еще в 30-е годы. Семен вырос, очень рано начал взрослую, самостоятельную жизнь, отправившись подальше от Одессы, где, по причине антисемитизма, поступить в ВУЗ еврейскому юноше было проблематично.
Он осел в Магнитогорске, здесь окончил техникум и институт, отсюда же был призван в армию. Здесь же встретил совсем юную Раису Тираспольскую, вместе с которой идет по жизни более сорока лет. Он прошел путь от рабочего до начальника строительства прокатных цехов знаменитого магнитогорского металлургического комбината, поднимал крупнейшие стройки, на которых работало тысячи людей. С родственниками удавалось встречаться не часто и каждый раз эти встречи порождали многочисленные воспоминания, волнующие душу и память рассказы. Но жизненная круговерть снова все отодвигала на второй план, и только приехав в Израиль, и убедившись, какая у него и здесь большая родня, он с особой остротой почувствовал прочную связь с десятками людей, о которых прежде так мало знал и думал. Своеобразным большим сбором родственников стало его собственное шестидесятилетие. И тогда же подумалось: «Как нас много, но это ведь небольшая часть рода. А как живут, как чувствуют себя остальные? И вообще, откуда мы, где наши истоки?».
И со свойственной его характеру твердостью и настойчивостью, Семен ушел в поиск. Двигать дело помогла не только романтическая увлеченность историей рода, но и коммуникабельность, активность и организаторский талант. Генеалогическое древо становилось все более ветвистым. Интерес к книге, к истории рода проявило не только старшее поколение, но и дети, внуки, что особенно утверждало Семена в мысли, что эта летопись нужна не только ему одному.
Активная переписка, телефонные переговоры, встречи, находки – все это вошло в жизнь, и воплотилось в книгу.
- Несколько лет назад, - рассказывает Семен, - я съездил к своему племяннику Илье в Америку, на его пятидесятилетие. Привез ему эту книгу, и был поражен, какой фурор она произвела. Он, именинник, впервые увидел фотографию своего отца в 10-летнем возрасте. Его отец, мой брат Яков, слава Богу, жив-здоров, живет в Одессе. Были в Штатах и другие встречи, в частности с Светой, дочерью моей двоюродной сестры Риты Мазус. На нее все этот тоже произвело колоссальное впечатление. От нее я получил фотографию моего дедушки Ноаха, сделанную в 1908 году, ныне помещенную в книгу.
Судьбы многих родственников Семена, представителей различных ветвей рода, так или иначе, связаны с маленьким украинским местечком Теплик. Поэтому настоящей удачей собирателя информации можно считать знакомство Семена с Маней Винник, тепличанкой, пережившей военное лихолетье. Ее записи, продиктованные памятью сердца, наполнены печалью и скорбью. Именно благодаря ей мы можем сегодня видеть план местечка, на котором отмечены синагоги, разрушенные советской властью в 30-е годы, территория гетто, место, где нацисты расстреляли всех Теплицких евреев в 1942 г., а так же дом № 19, в котором жила семья Ноаха Мазуса.
Катастрофа не обошла стороной ни Теплик, ни близких Семену людей, поэтому воспоминания Мани Винник, ныне проживающей в Иерусалиме, это ценнейшее дополнение к истории рода, равно, как и к трагическим страницам истории всего еврейского народа. Я знаю о судьбе уважаемого жителя Теплика, Мазуса Ноаха и его жены лишь то, - продолжает Маня Винник, - что они разделили судьбу евреев – жертв фашизма, убиты 27 мая 1942 г., 11 сивана, пять дней после Шавуот…»
Такова история этого рода, столь трагически переплетенная с историей всего еврейского народа. Но всем ли она одинаково интересна?..
- Бывает по-разному, - отвечает на этот вопрос Семен. - Есть у нас и такие родственники, которые проявляют к этому, если можно так выразиться, холодное любопытство. Мол, интересно, конечно, но глубоких душевных струн не задевает. Но большая часть не может скрыть удивления и чувство радости от узнавания близких. Звонки принимаются очень доброжелательно. Ведь евреи любят поговорить. Это мне иногда влетает в копеечку, причем очень приличную. Большинство разговоров кончается в пользу книги. Писать наши любят, тем более могут… (здесь Семён вздохнул) далеко не все, хотя в основном люди с высшим образованием. По просьбе родных печатный и электронный варианты книги были направлены примерно в 50 адресов. И мне особенно приятна такая реакция со стороны молодежи. Есть у меня племянница, я ее больше четверти века назад, грудную, на руках качал, но с тех пор так и не доводилось встретиться. Сейчас она уже взрослая, за мужем, гражданка Дании, но постоянно живет и работает в Лондоне. Когда я ей послал по электронной почте эту книгу, а потом позвонил – она сказала, что две ночи не спала, была под впечатлением от прочитанного.
- Жизнь – это МИГ, - размышляет дальше Семен, - но что такое МИГ? Это – Мы и Годы, - так просто и своеобразно расшифровывает он в общем-то затасканное слово. - На сегодняшний день мы располагаем изображением генеалогического древа рода, которое действительно похоже на могучее дерево – с крепким стволом, глубокими корнями и пышной кроной.
- В книге представлены материалы, как по материнской, так и по отцовской линии, - комментирует Семен. - Два моих прадеда родились где-то в сороковых годах XIX века, и на сегодняшний день нам известны более 600 имен представителей 7-8 поколений моего рода. Да, многие ушли из жизни, но мы их знаем, помним и способны воскресить их имена, которые, казалось, канули в лету. Наши родственники сейчас проживают во многих странах мира: это Россия, Украина, Германия, Англия, Канада, Аргентина, Австралия, США, Мексика, Нидерланды и, конечно, Израиль. И практически с каждым из них я имею связь. К тому же со всех концов планеты ко мне постоянно поступает новая информация. Она тщательнейшим образом классифицируется, обрабатывается и вносится в книгу. В результате каждый год мы можем выпускать новое, дополненное и переработанное издание.
- Вот, пожалуйста, - улыбается мой собеседник, - оказывается, совсем рядом, в Кирьят-Хаиме живёт моя троюродная сестра, а я даже не подозревал об этом. Я, правда, ее еще не видел, но уже нашел. А недавно мне написала дочь другой троюродной сестры, заинтересовавшаяся моей книгой. Ее дед, брат моей матери, встречался с самим Любавическим ребе и написал книгу по Торе…
Более подробно об этом можно прочесть в воспоминаниях Иды Сироты (Олидорт) – интересных и далеко выходящих за рамки семейной хроники свидетельств, передающих характер и дух целой эпохи, а так же наших соплеменников-евреев. «Мои родители – Исрул и Люба Олидорты, брат Мордехай и я родились в местечке Теплик – пишет Ида. - Мой отец учился в ешиве много лет. В первую очередь хочется отметить целеустремленность и твердое упрямство нашего отца, который во что бы то ни стало хотел сохранить еврейство в детях, ни в коем случае не ассимилироваться и создавать еврейские семьи, и в том же духе воспитывать внуков.
Не удивительно, что эта семья при первой же возможности в 1971 году приехала в Израиль. И всю оставшуюся жизнь, а он умер в возрасте 94-х лет в 1994 году, Исрул благодарил Бога за то, что Он ему дал возможность жить на Святой земле. Папа и мама Иды похоронены в Иерусалиме на Масличной горе.
Трудно оторваться от книги, даже если смотришь на нее со стороны, не будучи частью этого, поистине всемирного, рода. Новые фотографии, лица, имена, судьбы… «Я буду счастлив, - заканчивает свои воспоминания Александр Таратут, - если эти записи будут передаваться из поколения в поколение. Я хочу, чтобы дети, внуки, правнуки, наши родные знали, чтили и помнили о своих предках, о своих корнях». Что ж, такая возможность есть, потому что есть книга, в создании которой участвуют сами ее герои. Нет, конечно, недостатка и в других помощниках, причем, вовсе не обязательно, что они являются родственниками. Так, например, изображением генеалогического древа мы обязаны инженеру Владимиру Литваку, близкому другу, но не родственнику Семена, с которым он просидел не одну неделю, доводя их общее детище, что называется, до ума. Семен доволен: «Если бы я все делал сам, - признается он, - получилось бы и суше и схематичнее, и не так интересно. Другое дело организовать людей, пробудить в них интерес к Книге. Вот это я умею…».
Семен хорошо помнит и серебряную и золотую свадьбу своих родителей, и то, как любил собирать ближних у себя дома отец. Но с уходом этого поколения постепенно стали ослабевать родственные связи. Да и сама жизнь разбросала людей по всему свету.
Теплый, полный задушевных интонаций рассказ Семена о своей семье тоже представлен в книге. Его родители Лев Мазус и Эстер Таратут родились и выросли в Теплике , поженились в 19- летнем возрасте, а в 30-е годы, как мы уже знаем, перебрались в Одессу, где и родился Семён. Их дом славился гостеприимством, здесь всегда было шумно и весело. Тем более, что папа и мама Семёна в своё время учились в еврейской школе, знали Тору, любили еврейские праздники. Возможно, в этом тоже один из истоков появившегося позднее у Семёна обострённого интереса к прошлому и настоящему своего рода.
24 октября 1990 года семья Семёна прибыла в Израиль. Началась новая жизнь. Теперь у Семёна две взрослые дочери Ирина и Изабелла, четверо внуков - Женя, Дана, Боаз и Михаль. А сам он, попавший в страну, когда ему было уже за 50, практически ни дня не сидел без дела, сумел вписаться в новые реалии, встать на ноги. Он не идеализирует израильскую жизнь, но жестко спорит с нытиками , для которых здесь всё не так. Его хорошо знают новые репатрианты – редко кто из этой категории граждан Кирьят Яма обходится без действенной помощи Семёна. И делает он это так естественно и непринуждённо, что иные забывают сказать спасибо. Такой у него характер и общественный темперамент, проявляющиеся в разных ипостасях. И, естественно, в книге, душой и вдохновителем которой он является…
Снова и снова листаю книгу. Воспоминания сменяются фотографиями, фотографии – копиями документов, а те, в свою очередь, таблицами родословных. Венцом всей книги является гигантский именной указатель, где, по заполненным клеточкам с адресами и телефонами, вполне можно изучать географию нашей планеты. Среди предков и родственников Семена есть инженеры и рабочие, врачи и ученые, писатели и журналисты, ребы и бизнесмены, короче говоря, люди самых разных профессий, интересов и убеждений.
И, под занавес, последняя, немаловажная деталь: многие еврейские фамилии имеют под собой библейское происхождение. Что же до таких фамилий, как Мазеус, Мозэс и Мазевиус, то они восходят – не много - не мало! – к самому Моисею. Да-да, к тому самому Моше-рабейну, из колена Леви, великому вождю еврейского народа, величайшему пророку, лицом к лицу разговаривавшему с Господом Богом, выведшему еврейский народ из проклятого рабства египетского. И хотя в это легче поверить, чем проверить, мне лично кажется, что это просто замечательно: попытаться сквозь толщу тысячелетий дотянуться до своих истоков. Вот, мол, откуда мы, Мазусы, вот почему нашему роду нет переводу!
Свидетельствует об этом и одно из последних писем, которое получил Семён: «Здравствуйте уважаемый Семён. Пишет вам Дмитрий Олидорт из Германии. Большое спасибо за ваш звонок. О нашем разговоре я сообщил своим родственникам, и он вызвал большой интерес. Здесь в городке Бернау под Берлином нас проживает 16 человек. Я уже пытался собирать материалы о нашей семье. То, что удалось собрать, я запрограммировал в виде сайта. После доработки смогу переслать его вам…»
-Я не сомневаюсь, что каждый, имеющий отношение к нашему роду, хоть однажды захочет узнать о своих предках, взглянуть на них, - говорит Семён.- Человек жив, пока жива память о нём. Подумалось мне об этом и недавно, когда в нашем роду появилось пополнение – у моего брата родился правнук Бэн. Поздравить Бэна мы решили особым способом – подарить ему книгу «Наш род» с такой дарственной надписью: «Дорогой Бэн! Расти здоровым и счастливым на радость всем нам! Пройдут годы, познакомившись с этой книгой, ты узнаешь, откуда родом и как звали прадеда твоего прадеда, какой путь проделали твои предки до того момента, как тебе посчастливилось родиться в Израиле. Мы желаем тебе, чтобы ты прожил долгие, здоровые и счастливые годы, продолжил наш род и книгу об его истории передал своим внукам и правнукам. Будьте счастливы, наши потомки!»
Да будет так!

Август 2004 г. Яков Каплан

Можно передать свои отзывы и замечания  по электронной почте.().Фотографии (которые обязуемся вернуть) с комментариями, направлять нам  по  адресу:

Mazus Semeon
Pinhas Lavon str. 3/4 
Qiryat Yam 29057 
Israel tel: (04) 8770-474
 

или Дмитрию Олидорту

НАШ РОД, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS