«Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь...»

НАШ РОД

КНИГА ПАМЯТИ

naschrod.nsknet.ru


Настойчивое стремление отца сохранить еврейство в детях и внуках...

Мои родители – Исрул и Люба Олидорты – мой брат Мордехай, и я родились в местечке Теплик, Гайсинского уезда, Винницкой области. Мой муж родился в г. Ташкенте (кстати, его отец тоже из Теплика).

Мой сын родился в г. Ташкенте, старшая дочь – в г. Омске, обе младшие дочери – в Подмосковье.

Жена брата – одесситка, была в гетто с 1941 по 1944 годы.

Итак, мои родители родом из одного местечка…

В отношении меня, так мое знакомство с будущим мужем состоялось под влиянием отца, который хотел, чтобы я создала еврейскую семью по всем законам и обычаям Торы. Наша свадьба состоялась в апреле 1951 года в г. Ташкенте.

Мой отец учился в ешиве много лет: с раннего детства и до начала 20-тых годов в местечке Теплик, в Умани и других центрах еврейской религиозной мысли. Его отец был «шойхетом», а сам отец почти что получил соответствующее разрешение, но «шойхетом» так и не стал из-за природного склада характера: он был одновременно очень настойчивым, но в то же время и нежным, чувствительным человеком. Его талмудическое образование и хорошие способности к счетной работе дали ему возможность работать бухгалтером сначала в Теплике, а потом и в Одесском курортном управлении, затем. Во время войны, в Таджикистане, после войны – в Ташкенте и Омске. И даже в Израиле, куда мы приехали в 1971 году, он 15 лет (!) с 71-летнего возраста и до своих 85 лет работал бухгалтером. Никогда и нигде он не работал по субботам.

Мама практически не работала, воспитывала своих двоих детей, которых по идеологическим причинам не отдавали в детский сад. По той же причине, мой брат Мордехай официально учился в школе только 2 года, остальное – от родителей и в тайных ешивах, уже взрослым – на краткосрочных курсах; работал в артели промкомбината часовым мастером, плиссеровщиком и ткачом. Все эти перемены специальностей преследовали одну цель – обеспечить семью, не работая в субботы.

Мне же удалось с минимальными прегрешениями перед устоями семьи, окончить школу с «Золотой медалью» в 1947 году, а в 1952 – физмат Среднеазиатского университета. В том же году попала по распределению, как молодой специалист, в г. Омск на танковый завод, где 3 года проработала начальником лаборатории спектрального анализа металлов, не работая по субботам (так уж получилось, что за две недели до моего приезда завод стал «отдыхать» по субботам, т.к. в Омске после войны осталось много оборонных предприятий, работавших в целях экономии электроэнергии с разными выходными днями). Так продолжалось все 3,5 года нашего пребывания в Омске, только в феврале 1956 года, когда Ворошилову исполнилось 75 лет, по его личному указанию, завод его имени перешел на воскресный выходной день.

С начала 1956 года я стала учительницей математики в Москве и оставалась ею до самого отъезда в Израиль. Суббота всегда был мой свободный от уроков день. Конечно, приходилось много помогать при составлении расписания, терять часть ставки, однако это удавалось без особых трудностей.

Мой муж, хоть и получал, как и я «Почетные грамоты» за высокие показатели в труде, работал все в тех же артелях и промкомбинатах Ташкента, Омска и Москвы.

О примечательных чертах: в первую очередь хочется отметить целеустремленность и твердое упрямство нашего отца, который во что бы то ни стало хотел сохранить еврейство в детях, ни в коем случае не ассимилироваться, и создавать еврейские семьи и в том же духе воспитывать внуков. Он шел на любые лишения ради этой цели, мы терпели нужду, поступались карьерой, наградами и т.д. До тюрьмы дело не дошло только из-за скромности нашего бытия. Отец ни на какие «экономические преступления» не шел, выдавал маме 5 рублей в день из скудной 200-ти рублевой зарплаты и она с трудом кормила семью, но как говорил отец: «двух преступлений перед советской властью не могу себе позволить». И еще он говорил: « на каждого человека в СССР было «дело» и в любой момент оно могло открыться…».

Доминантной в семье была личность отца, хоть мы и мало его видели в течении недели, т.к. он много работал сверхурочно ради субботы, но мы чувствовали его заботу, а мама была очень мягкой, любящей, скромной, терпеливой.

Из 23-х лет, прожитых отцом на земле Израиля, он проболел прикованный к постели 7 лет. Но зато первые 16-ть он прожил здесь с большим удовольствием! Все его знания иудаизма тут проявились в полном объеме. Мама, умершая за1,5 года до него, глядя на его заполненную работой, учебой, посещением святых мест и мероприятий, приносивших ему огромное удовольствие, мечтала, чтобы он дожил до 100 лет. Он же ушел из жизни на 94-м году, до последнего дня молясь и благодаря Б-га за дарованное счастье жить на Святой земле. И за внуков и правнуков, которым он радовался безмерно.

Оба наших дорогих родителя похоронены на Масленичной горе в Ирушалаиме, высоко, напротив «Ар-аБайт» на участке евреев Волыни.

Мой брат уехал в Израиль в 1967 году, за 2 месяца до Шестидневной войны с женой и 4-мя детьми, здесь у него в 1973 году родился 5-ый ребенок. В том же году он устроился в хозяйственное. управление Министерства юстиции служащим (вот где пригодилась учеба в «тайных ешивах»!) и благодаря Торе и личным способностям, он быстро продвигался по служебной лестнице, дослужившись до зам. начальника хоз. управления всеми судами Израиля.

Моя семья репатриировалась вместе с родителями в 1971 году. Родители стали жить в Ирушалаиме, рядом с братом, а наша семья – в городе развития Кирьят-Малахи. Муж сразу нашел работу на текстильной фабрике (иврит он знал благодаря изучению Торы), а я, по окончанию ульпана, начала работать учительницей математики в школе, потом, через 3 года, стала директором школы на 7 лет, потом 8 лет проработала зам. директора неполной средней школы и через 18 лет вышла на пенсию и стала работать только частично, т.к. родителям требовался мой уход.

В настоящее время мы с мужем оба пенсионеры, работаем на общественных началах, помогая репатриантам в изучении иврита. Работаю 3 часа в неделю от местного матнаса и женской ВИЦО (отдел образования взрослых – по 6 часов в неделю).

Тема Катастрофы Европейского Еврейства, свидетельницей которой я была, как и тема связи поколений, мне очень близка.

Ида Сирота (Олидорт).

Август 1998 г. Кирьят – Малахи. Израиль

Можно передать свои отзывы и замечания  по электронной почте.().Фотографии (которые обязуемся вернуть) с комментариями, направлять нам  по  адресу:

Mazus Semeon
Pinhas Lavon str. 3/4 
Qiryat Yam 29057 
Israel tel: (04) 8770-474
 

или Дмитрию Олидорту

НАШ РОД, все права защищены.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS